» » Старая, старая сказка

Старая, старая сказка

Старая, старая сказка
Мы привыкли к тому, что теперь экранизации классических сказок полны постмодернистских шуток, отсылок к современности, и вообще вольно трактуют первоисточники. Надо иметь сильный характер, чтобы плюнуть на моду и вернуться к канонам. И режиссер «Золушки» Кеннет Брана оказался именно тем, кому хватило на это духу...
 

Как по нотам

 
Забудьте про «Малефисенту», которая лихо реабилитировала злодейку из «Спящей красавицы». В новой диснеевской «Золушке» нет и намека на переделку знакомого сюжета. Злая мачеха (Кейт Бланшетт) не стала в душе хорошей, ее падчерица (Лили Джеймс - до того, как роль Золушки ушла Лили Джеймс, ее предлагали Эмме Уотсон) не демонстрирует ни малейшего желания скандировать феминистские лозунги, Фея-крестная (Хелена Бонэм Картер) машет волшебной палочкой так же благостно, как и прежде, никаких «Ава-да Кедавра!», хе-хе... И принц (Ричард Мэдден) - все тот же романтичный душка, легко забывающий про трон и политические реалии ради любовной идиллии с доброй замарашкой.
 
Словом, на фоне ревизионистских комедий вроде «Заколдованной Эллы» кино от известного британского режиссера выглядит возмутительно традиционной сказкой для благонамеренных девочек. Хорошо это или плохо? Хм... Видимо, хорошо в том смысле, что возвращает нас к корням, к былой прямоте, честности и моральной чистоте оригинальной истории, ныне мало востребованной в нашем мире с его пятьюдесятью оттенками серого. И плохо, если осознаешь, что ничего оригинального Брана в своей «Золушке» зрителям не предлагает, максимально вкладываясь лишь в пышные декорации, костюмы и спецэффекты.
 

Усилители вкуса

 
Разумеется, постановщик понимает, что никакое визуальное буйство не отвлечет зрителей от дефицита сюжетного «мяса», оттого детализирует то, что у братьев Гримм и Шарля Перро занимает строчку-другую, и предпринимает все усилия к тому, чтобы глубже прописать характеры и снабдить героев бэкграундом и мотивацией. Поэтому нам подробно описывают в прологе, почему Золушка такая добрая (мамино воспитание), а потом четко дают понять, что мачеха хоть и стерва, но ею движет не абстрактная злоба, а дикий страх остаться без гроша, и непонимание людей, этого страха лишенных.
 
Так же четко Брана рисует отношения принца со своим отцом-королем, требующим от сына большей ответственности и необходимости жертвовать чувствами ради династических целей. И дает заметное время в повествовании министру-интригану (Стеллан Скарсгард), пытающемуся манипулировать наследником престола в своих целях. Но эти драматургические надстройки не несут большой ценности и служат лишь розочками на сценарном торте.
 
В целом новая «Золушка» производит впечатление именно своей красочностью, размахом, и вызывает уважение приверженностью к истинным ценностям - без постмодернистской фиги в кармане. И все же на фильм-событие не тянет: просто еще одна живописная, богато снятая сказка для семейного просмотра.

Опубликовано: 10-12-2015


Расскажи друзьям
Комментариев (0)
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив